MILTON LEGAL

Есть ли будущее у смарт-контрактов?

Наши новости
Смарт-контракты позволяют отслеживать и обеспечивать исполнение обязательств по заранее прописанным условиям сделки. Пока они не закреплены в российском законодательстве, но есть ли у них будущее? О возможностях и проблемах смарт-контрактов рассказывает юрист MILTON LEGAL Олеся Шишко в практическом онлайн-журнале "Деловой мир".

Развивающиеся с каждым днем современные технологии и все большая цифровизация многих сфер нашей жизни способствуют появлению многих новых явлений, которые, в свою очередь, требуют законодательной регламентации. Одним из таких явлений стали и недавно появившиеся смарт-контракты. Они выступают новым вариантом заключения и исполнения договоров, чем и вносят существенные изменения в традиционные договорные отношения. Но на данный момент для смарт-контрактов и связанных с ними отношений нет достаточного и полного правового регулирования. В связи с этим возникают некоторые вопросы. Что такое смарт-контракт в принципе? Какие его особенности нужно учитывать для создания качественного законодательства?

Что такое смарт-контракт?

На сегодняшний день ни ученые, ни законодатели пока что не пришли к единому мнению по вопросу определения термина смарт-контракта.
Одни считают смарт-контракты соглашением сторон, которое самоисполняется при наступлении заранее определенных условий. Другие рассматривают их как компьютерную программу, связанную с исполнением обязательств. Существуют и те, кто признает смарт-контракт полностью самостоятельной программой, которая без участия человека может регулировать общественные отношения.
Поэтому пока ясно только то, что сейчас смарт-контракты в нашей стране не рассматриваются как полноценные договоры.Особенности смарт-контрактов
Смарт-контрактам присущи также некоторые отличительные особенности, которые необходимо учитывать.

1. Самоисполнимость условий
В основе работы лежит программный код, с помощью которого в момент исполнения контракта выполняются заранее заложенные в нем условия. Более простыми словами, для того, чтобы обязательство было исполнено, не нужно совершения сторонами каких-либо действий — они только выражают свою волю при заключении такого договора, а смарт-контракт впоследствии автоматически выполняет оговоренные условия.
Кроме этого, после начала процесса исполнения обязательства становится невозможным отменить исполнение, вернуть предмет договора или расторгнуть сделку. Таким образом, существенно уменьшается влияние контрагентов на ход исполнения договора, и как следствие — минимизируется человеческий фактор, который довольно часто является главной причиной неисполнения или ненадлежащего исполнения договоров.

2. Специальная форма существования
Это значит, что все условия договора, которые можно автоматизировать, записываются в виде программного кода и хранятся в особом реестре данных. В результате договор заключается либо полностью в форме программного кода, либо в смешанном виде — когда часть положений оформляется в традиционной письменной форме.

Однако вследствие того, что смарт-контракт появился относительно недавно, процесс исполнения по ним на законодательном уровне пока не урегулирован. В связи с этим возникают некоторые проблемы при его осуществлении. Остановимся более подробно на двух из них.

Проблемы исполнения смарт-контрактов

1. Невозможно полностью исключить участие сторон
В статье 309 ГК РФ закреплен главный принцип исполнения любых обязательств — надлежащий образ исполнения. И, с одной стороны, смарт-контракт обеспечивает исполнение обязательства в срок, поскольку исполняется он автоматически. Но с другой стороны, полностью исключить участие сторон на определенных стадиях исполнения обязательства невозможно, ведь смарт-контракт — компьютерный алгоритм, который не может оценить некоторые события реального мира.
Например, смарт-контракт может обеспечить отслеживание исполнения обязательства, перевод денежных средств на счет контрагента, автоматическое взыскание неустойки или процентов, но проверить качество оказанных услуг/произведенных работ, оценить действия сторон с точки зрения добросовестности или установить злоупотребление правом смарт-контракт не может.
Несмотря на убеждения некоторых государственных органов, в частности, Центрального Банка РФ, об устойчивости таких алгоритмов, как смарт-контракты, а значит и надлежащем исполнении договоров, в реальности у контрагентов могут возникнуть существенные убытки, ведь какого-либо механизма контроля за соблюдением базовых принципов гражданского права пока нет. Таким образом, использование смарт-контрактов сопряжено с определенными правовыми рисками для сторон.

2. Распределение ответственности при ненадлежащем исполнении контракта
Дискуссионным также является вопрос о распределении ответственности при ненадлежащем исполнении обязательств по смарт-контрактам в связи с техническими сбоями. Кто должен отвечать в подобных случаях: контрагенты, разработчик программного обеспечения, правообладатель программного кода? Законодательством данный вопрос не урегулирован, существуют лишь общее указание законодательства на применимость норм гражданского права к таким отношениям.
В науке же высказывается мнение о том, что, поскольку смарт-контракт является программным кодом, он может содержать ошибки, которые могут привести к ненадлежащему исполнению обязательства. Соответственно, технический сбой, который произошел в результате такой ошибки, не считается форс мажорным обстоятельством, а значит, в таком случае можно применять правила ГК о подряде или договорной ответственности разработчика, который и будет нести ответственность. При этом отмечается, что в договоре могут быть установлены и иные правила распределения ответственности.
Как видим, вопрос урегулирования процесса исполнения смарт-контрактов — вопрос неоднозначный и комплексный. Единого подхода в настоящее время не сложилось и зарубежом.

Смарт-контакты: основные пути развития

Можно выделить два основных подхода, которых придерживаются зарубежные правопорядки: применение к смарт-контрактам норм общего договорного права и создание специального регулирования.
Обратимся, прежде всего, к законодательству США. Это одно из первых государств, которое начало предпринимать попытки урегулирования смарт-контрактов. Здесь подход различается в зависимости от конкретного штата. Например, в Нью-Йорке все усилия направлены на выработку определения смарт-контракта. В Небраске разрешили использовать смарт-контракты в торговле и деловом обороте. А вот в Луизиане отказались признавать смарт-контракты полноценными договорами и определили их как компьютерную программу. В Великобритании смарт-контракты рассматривают как полноценный договор и широко используют в обороте. А в Европейском союзе установилось мнение, что разрабатывать какое-либо единое специальное законодательство не нужно, потому что это может затруднить развитие технологий.
Подводя итоги, единого подхода к понимаю смарт-контракта и процесса его исполнения до сих пор не сложилось ни в теории, ни в законодательстве. Ясно только, что без правового регулирования смарт-контракт — обычная компьютерная программа, техническое новшество. А в праве же смарт-контракт может широко использоваться для различных целей, в том числе для договорных отношений.
В связи с этим перед наукой и практикой сейчас стоит непростая задача: нужно выработать определение смарт-контракта, урегулировать сам процесс исполнения «умных» обязательств и более конкретно рассмотреть ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение смарт-контракта.

Made on
Tilda